Кинестетическое ощущение | «Тело и зрелое поведение»


Перевод главы «Шестое чувство» из книги М. Фельденкрайза «Тело и зрелое поведение» (1949).

Надлежащая вертикальная осанка более эффективна, чем остальные. Антигравитационные механизмы стремятся привести тело в вертикальное выравнивание, или выражаясь более точно, в конфигурацию, когда несущие весовую нагрузку внутренние поверхности суставов подвергаются только нормальной компрессии. Большинство преимуществ нестабильной вертикальной позы пропадает, если это условие не удовлетворено.

Поэтому возникают несколько вопросов:

1) Что позволяет тем, кто использует правильные или лучшие способы выполнения действий, отличать их от остальных способов и таким образом продолжать использовать именно их?

2) Почему те, кто усвоил худший способ, обычно придерживаются его несмотря на то, что видят примеры лучшего использования вокруг себя?

Может быть это нечто неуловимое, je ne sais quoi (франц. “сам не знаю что” — прим. пер.), которое по-видимому есть у некоторых людей, иногда называемое инстинктом, что-то вроде шестого чувства? Именно, это и есть шестое чувство! Кинестетическое ощущение. Это чувство, при помощи которого мы воспринимаем движением мышц, их вес, положение в пространстве и т.д.

Органы, связанные с этим чувством, рассеяны по всему телу. Это проприоцептивные нервные окончания, которые мы уже описывали. Координирующим центром является лабиринт, внутреннее ухо. Общий принцип работы состоит в следующем. Все ощущения находятся с вызвавшим их стимулом в постоянном отношении. К примеру, если вы держите в руке вес 10 кг, закрываете глаза и определенный вес бесшумно добавили к весу, который вы уже удерживаете, вы не узнаете об этом до тех пор, пока добавляемый вес не станет достаточно большим, чтобы вызвать минимальную различаемую разницу в ощущениях. Вы не заметите как муха сядет на 10 килограммовый груз, но вы точно заметите, если добавят еще полкилограмма; в действительности, вы скорее всего заметите добавление и 200 граммов или даже меньшего веса, так как коэффициент для данного ощущения равен от 1/20 до 1/40. Это означает, что если вы удерживаете 1 килограмм, вы сможете заметить добавление от 25 до 50 грамм. Выражаясь простыми словами, закон Вебера-Фехнера означает, что чем меньший вес вы удерживаете, тем меньший добавляемый или убираемый вес вы сможете заметить.

Данный закон применим приблизительно для всех ощущений — света, звука, тепла, боли, запаха, мышечных усилий и т.д.

В более точных терминах мы скажем что существует логарифмическая зависимость между ощущением и стимулом, а именно: “Разница в стимуле (I), которая производит наименьшую различаемую разницу в ощущении (S) всегда пропорциональна величине значения стимула (I)”. То есть:

закон Вебера-Фехнера

Это соотношение известно как закон Вебера-Фехнера, он распространяется на среднюю часть диапазона воспринимаемых значений раздражителя. Люди, которые по-видимому спонтанно предпочитают лучший способ делания — это те, которые обладают способностью замечать маленькие различия в ощущениях. Все ощущения, в которых задействована мышечная активность, в значительной степени зависят от степени тонуса, присутствующего в мускулатуре. Когда тонус наименьший из возможных, вы ощущаете малейшее увеличение усилий. Легкое и плавное действие получается, когда цель достигается с наименьшим количеством напряжения, которое, в свою очередь получается, когда тонус минимален. Чем меньше присутствующий стимул, тем меньше изменение, которые мы воспринимаем или способны заметить. Когда сохраняется правильная вертикальная осанка, то есть, поддерживающаяся за счет минимального необходимого тонуса мышц, мы не только ощущаем мельчайшие изменения, так что выравнивание положения, когда это необходимо, начинается в подходящее время, но само тело способно выравнить себя немедленно без подготовки. Практически любое обучение начинается с проб и ошибок. Люди с хорошим кинестетическим ощущением склонны к низкому тоническому сокращению мышц и оказываются не удовлетворены до тех пор, пока не находят способ выполнения действия, который включает в себя минимальную величину напряжения; кроме того предел, до которого устраняются ненужные усилия, ближе к идеальному минимуму. В нашем образовании упор делается на результат, а не на способ его достижения; даже если результат достигается за счет больших усилий, чем в действительности необходимо. При высоком уровне усилий человек не может обнаружить маленькие различия; поэтому после достижения определенного уровня улучшать деятельность становится невозможным.

Таким образом, процесс самовопроизводится; грубое кинестетическое ощущение имеет тенденцию становиться все грубее и грубее, более тонкое становится более утонченным. Человек воспринимает определенную активность как достаточно хорошую, и с повторением она становится привычной. Привычный способ действия ощущается как правильный из-за повторяющегося его [собственного] одобрения.

Это отвечает на два вопроса: почему некоторые люди спонтанно находят лучший способ делать и почему многие, несмотря на пример, подаваемый другими людьми, продолжают использовать свой худший способ. У них нет средств почувствовать разницу. До тех пор, пока они не осознают этого интеллектуально, они вообще не знают об этом. Интеллектуального осознавания, однако, недостаточно для того, чтобы принципиально изменить положение вещей. Потому что все, что они могут сделать, это наблюдать за другими людьми и имитировать грубые наблюдаемые различия. Многие люди продолжают действовать подобным образом всю свою жизнь. Они обнаруживают, что все требует тренировки и руководства. Они никогда не могут хорошо играть на пианино, они не могут плавать, танцевать или делать что-либо еще тем чудесным образом, как “талантливые” люди, которые просто схватывают все налету. Им потребовалось бы прожить свою жизнь несколько раз, чтобы иметь достаточно времени для тренировок, то есть для имитации видимых различий в достойных восхищения действиях других людей.

Однако благодаря большой важности обучения у людей ухудшение обычно не доходит до такого состояния, когда восстановление невозможно. Корректирующий сознательный контроль делает возможным улучшение любого действия, даже если способ его выполнения не является правильным. Это достигается окольными путями и за счет дополнительных затрат сил. И поэтому люди, ходящие самым неуклюжим образом, могут ходить столь же быстро, как и другие. Тот факт, что конечный результат может быть достигнут часто независимо от того, какое количество усилий вкладывается в его достижение, является очень благоприятным, так как делает жизнь возможной для большого числа людей, которые делают вещи несовершенным образом.

Рассмотренный процесс, если можно так выразиться, является замкнутым кругом, самокомпенсирующимся и достаточным для определенного способа существования, зафиксированного на низком уровне. В нормальных условиях не имеет большого значения, имеет ли человек хорошее кинестетическое ощущение или нет. Обычно времени для обучения достаточно, и для окружающего мира несущественно, сколько усилий вкладывается в действие, при условии, что цель достигается. Если требуется завернуть винт, не столь важно, используется ли отвертка умелым образом или нет; его можно завернуть даже ножом. Редкие и по своей сути не повторяющиеся действия могут выполняться таким образом. Если требуется завернуть только один или незначительное количество винтов, нож может не сильно пострадать, и винты могут быть закручены достаточно хорошо. В привычных и постоянно повторяющихся действиях сохранить инструмент является крайне важным. В живом организме инструмент должен улучшаться с использованием, иначе идеальное действие возможно лишь в течение ограниченного времени. Если нож использовать для закручивания большого числа винтов, он станет бесполезным и как нож, и как отвертка.

Надлежащий способ действия должен оставлять инструмент в хорошем и, если возможно, улучшенном состоянии. Неумелое действие требует больше энергии, чем правильное действие. Часть энергии, которая не ответственна за выполнение действия, расходуется на воздействие на инструмент, органы и другие механизмы, которые используются в действии. Никакое действие не является идеально эффективным, то есть полная затрачиваемая энергия всегда больше чем энергия, расходуемая на выполнение действия. Разница между ними у живых организмов ощущается как трудность. Эффективное действие ощущается как легкое и плавное, и, по причинам, которые мы не можем рассматривать в данный момент, выглядит и чувствуется грациозным. Люди с плохим кинестетическим ощущением чувствуют только чрезвычайную неэффективность. Тем не менее они иногда по чистой случайности успешно выполняют определенное действие более эффективным способом, чем обычно, и приходят в восторг от ощущения плавности, которое люди с хорошим кинестетическим ощущением испытывают большую часть времени.

Мы обычно склонны думать, что постоянная тренировка приводит к хорошему способу выполнения действия. До определенной степени это так. Особенно, если человек, у которого мы учимся, или которого имитируем без его согласия, имеет хорошее кинестетическое ощущение. Но даже неидеальный способ выполнения действия кажется все более и более лучшим, потому что он становится привычным, и некоторая часть того, что мы воспринимаем как внутреннее трение, уменьшается с повторением. Таким образом кажущееся ощущение правильности действия связано только лишь с относительным улучшением, но никоим образом не является гарантией правильности выполнения.

Мы попадаем в порочный круг. Те, кто имеет хорошее кинестетическое ощущение, продолжают улучшаться, а те, у кого его нет, продолжают деградировать. Нельзя отрицать важность наследственности. Но ее важность не решающая и не должна преувеличиваться. Мы видели влияние обучения и знаем, что хорошее кинестетическое ощущение может быть потеряно из-за усвоения неправильного направления. Мы также рассмотрели механизм таких неудачных случаев. Человеческая способность к обучению может быть использована для получения плохих результатов при помощи хороших инструментов, также как и для достижения хороших результатов плохими инструментами. Мы увидели, что фактически сознательное вмешательство лежит в основе этих двух альтернатив. Те же средства должны быть использованы для обучения надлежащему способу выполнения действия. При условии, что для лучшего метода получено сознательное согласие и одобрение, направление может быть легко изменено с постоянного ухудшения на постоянное улучшение. Наследственность лишь задаст скорость улучшения и по причине ограниченной продолжительности жизни также определит конечный уровень, который может быть достигнут. Не будет необоснованным ожидать, что более сбалансированное использование нервной системы, достигаемое путем усвоения лучших способов использования себя, продлит жизнь. Мы знаем, что в действительности большинство смертей происходит от истощения некоторых жизненно важных органов, в то время как остальные при этом остаются с неизрасходованным запасом прочности. Лучшее использование должно привести к более равномерному износу, так что вся структура может истощаться более равномерно. Изменение направления развития с ухудшения на улучшение, таким образом, в итоге подправит средние различия, имеющиеся вследствие наследственности.

* * *

Еще из книги «Тело и зрелое поведение»:
Обучение движению

К списку статей

Комментирование временно отключено.


 
© 2017