Обучение движению | «Тело и зрелое поведение»


Перевод главы «Нормальное приспособление к гравитации» из книги М. Фельденкрайза «Тело и зрелое поведение» (1949).

 

В тексте описывается процесс освоения человеком базовых движений для приспособления к жизни в условиях гравитации, его последовательность и логика. Понимание данного процесса является теоретической базой применения уроков Фельденкрайза для возобновления процесса обучения использованию своего тела. Оно также служит ориентиром в случае, когда данный процесс оказывается нарушен и требует дополнительного вмешательства.

Первым координированным выражением антигравитационной функции является рефлекторный ответ вестибулярного аппарата на резкое изменение положения тела и убирание опоры, выражаемый в общем сокращении мышц-сгибателей. Затем громкие звуки начинают приводить к схожей реакции. Данные реакции являются результатом стимуляции вестибулярного нерва, который одновременно с этим начинает цепь вегетативных вазомоторных реакций. Влияние громких звуков таким образом интегрируется в развитие ранее существовавших нервных, мышечных и вегетативных аффективных паттернов, которые связаны друг с другом.

Вскоре глаза начинают следить за светом, голова поворачивается для помощи глазам. Когда обучение движениям глаз вправо и влево достаточно освоено, начинаются движения глаз вверх и вниз. Затем изучается подъем головы, следом за ним — прогиб назад. Интервалы между этими фазами короткие и выражены нечетко; общая тенденция, тем не менее, явная. Далее изучаются вертикальное сидение, повороты тела, ползание, затем ходьба и, наконец, стояние без опоры. В норме затем следуют бег и прыжки.

В течение всего этого периода ребенок предается катанию на полу справа налево и наоборот; теперь он будет поворачиваться вокруг своей оси в положении стоя и будет упорно продолжать заниматься этим несмотря на постоянные предупреждения о том, что он может упасть или что у него будет кружиться голова.

Для завершения антигравитационного приспособления и доведения его вплоть до потенциального идеала он должен научиться легко и безопасно балансировать на одной ноге, прыгать, поворачиваться вокруг своей оси и, наконец, выполнять все эти движения с закрытыми глазами.

Логически последовательная картина всего курса приспособления к гравитации складывается, если мы рассматриваем голову как средство поддержки телерецепторов (органов зрения, слуха и обоняния — прим. пер.), то есть инструментов, посредством которых устанавливаются наши связи с внешним миром за пределами нашего тела.

Таким образом, первоначальное обучение движениям головы связывается с вестибулярным аппаратом рефлекторно, без необходимости какого-либо персонального опыта. Анатомия головы определяет формирование реакции на звук и рефлекторную реакцию на гравитацию. Затем, движения глаз интегрируются в уже существующие базовые движения головы. Первые проявления сознания проявятся в контроле головы, который позволит ребенку следить и направлять себя в направлении движущихся объектов и источников звука.

Вскоре после этого голова начинает выпрямляться в особое положение, в котором плоскость отверстия в затылочной кости черепа, определяющая анатомическую ориентацию головы на атланте (первом шейном позвонке — прим. пер.), оказывается немного приподнята вперед (примерно на 15 градусов для европеоидной расы), зрительная ось горизонтальна, а пятно эллиптического мешочка ушного лабиринта располагается под углом 145 градусов. Сначала голова рефлекторно стремиться занять такое положение, независимо от положения тела. Ребенок, положенный на живот, поднимает свою голову в данное изначальное положение и продолжает оставаться в нем столько, сколько нужно. Тоническое мышечное сокращение практически не подвержено усталости. С данным положением головы ассоциируется наше расположение по отношению к пространству. Для корректной оценки относительного положения в пространстве все действия включают в себя кратковременное фиксирование головы в этой позиции. Вставание или изменение позы ощущаются как достигнутые тогда, когда голова принимает это начальное положение. Только после этого может быть начато новое действие, без наличия рефлекторных импульсов, противоречащих сознательному контролю.

Оставшееся приспособление к гравитации может рассматриваться как обучение сохранению положения головы в данной позиции, при этом голова поднимается все выше и выше. В положении сидя ротация головы скручивает мышцы шеи, и тело учится следовать за ней для того, чтобы восстановить симметричность проприоцептивных импульсов. В этот период формируется изгиб шеи. Когда благодаря ползанию завершается обучение контролю над бедрами, суставы оказываются достаточно сильны для того, чтобы позволить их полное выпрямление под весом тела. Начинаются попытки движения вперед. Чуть позже обучение повороту продолжается с дополнительным вращением в поясничном отделе и тазобедренных суставах. И вновь вращение головы, за которым теперь более полно следует грудная клетка, поворачивает мышцы и связки поясничного отдела, таз двигается с помощью ног таким образом, чтобы обеспечить симметричное проприоцептивное возбуждение в тех частях, где происходит вращение.

С каждой фазой данного развития дыхательный механизм изменяется по мере того, как различные части туловища становятся жесткими, и изменяются те части, которые оказываются свободными для сокращения и расширения. Так, в положении лежа дыхание обеспечивается диафрагмальным движением и нижними ребрами. В положении сидя на дыхание оказывает сильное влияние тонус брюшной стенки и более выражено расширение ребер в стороны. В положении стоя, когда мы на что-то опираемся для поддержки и до того, как сформирован поясничный прогиб, грудные мышцы и разгибатели спины делают грудную клетку жесткой, практически полностью предотвращая движение верхних ребер. В действительности, существует столько же механизмов дыхания, сколько и отдельных положений тела. При надлежащем развитии дыхание следует определенному ритму, не нарушаемому положением тела. Все усилия конечностей требуют жесткости туловища. Она увеличивается до своего максимума, когда ребра оказываются зафиксированы и дыхание задерживается в положении вдоха. Однако в правильной механике тела дыхательный ритм не прерывается даже при интенсивных усилиях. Когда таз находится в надлежащем положении, нижняя часть живота ощущается полной и направленной вперед, жесткость, необходимая для эффективного использования рук, достигается при том, что диафрагмальное дыхание сохраняется ровным и не требует усилий. При нормальном развитии антигравитационной функции, нет необходимости в осознавании для формирования такой конфигурации сегментов тела. Коррекция неправильного дыхания любым методом терпит неудачу при любых внезапных усилиях, до тех пор, пока вертикальная осанка, и в особенности, положение таза, некорректны.

К моменту завершения обучению над контролем таза, идет формирование сводов стоп. Поперечная арка формируется после продольной. Приспособление к гравитации, как и все нервные функции, может происходить просто без особых событий или же иметь историю благоприятных и неблагоприятных случаев. Как и у всех нервных функций, чем раньше происходило развитие, тем стабильнее функция. Более поздние фазы развития являются уязвимыми и легче разрушаемыми, чем более ранние. Такая ситуация приводит к тому, что более поздние фазы, которые приближают развитие функции к идеально возможному уровню, часто оказываются никогда полностью не развитыми. Как и в любом другом приспособлении, финальные стадии зрелости чаще оказываются не достигнуты, чем наоборот. В действительности, очень немногие люди достигают полной независимости от образа отца или матери, и продолжают [испытывать их влияние] в своих супружеских отношениях, а также в отношениях с властями. Также очень немногие люди доводят приспособление к гравитации до состояния полной зрелости.

При переходе из одной стадии развития к следующей, всегда существует возможность возвращения к предыдущей стадии. Многие дети начинают ходить, затем на какое-то время прекращают и позже начинают снова; или начинают говорить и затем забывают на какое-то время. Данные события очень серьезны. Они часто провоцируются родителями с самыми лучшими намерениями, когда те поощряют детей поторопиться до того, как обучение на предшествующей фазе оказывается завершено. Попытки делать что-либо слишком рано будут ассоциироваться с риском и усилием, и подрывать чувство безопасности. Дети, которые растут в таких условиях, будут впоследствии нуждаться в подбадривании, похвалах и стимулировании во всех начинаниях и могут отказываться от любой новой задачи, в которой они не достигают немедленного успеха с самого начала. Помимо этого общего влияния на характер и поведение, происходит ошибочное соматическое развитие. Так, манежи и указания родителей использовать их в качестве опоры, становятся причиной продолжительного стояния до того, как достаточное раскрытие тазобедренных суставов становится возможным за счет адекватного периода ползания. Ребенок ставится в условия, в которых стояние ассоциируется с неверным мышечным паттерном, потому что на этой стадии поясничный прогиб и мускулатура нижней брюшной стенки еще не сформированы.

От детей также требуется сидеть ровно в течение длительного периода времени и фиксировать свое внимание на учебной доске или в книге до того, как их нейромышечные механизмы оказываются достаточно сформированы для этого. Неподвижность более сложна, чем движение, и ей необходимо учиться очень постепенно. Детям необходимо разрешать перемещать глаза так, как им нравится, и учиться смотреть, мгновенно сканируя, а не за счет продолжительного фиксирования взгляда, если они хотят иметь хорошее зрение. Следует помнить, что пирамидный путь, который передает импульсы к произвольным мышцам, еще не полностью развит, даже когда ребенок уже научился ходить. (Некоторое развитие центральной части этих нервов продолжается вплоть до 20 лет и даже позже, так что улучшение мышечного контроля за счет роста нервов продолжается до этого возраста).

* * *

Еще из книги «Тело и зрелое поведение»:
Кинестетическое ощущение

К списку статей

Комментирование временно отключено.