Улучшение против излечения | Моше Фельденкрайз. Случай с Норой


Предыдущая глава

Так как мы начинаем учиться читать с левого верхнего угла страницы, я понял, что Нора действительно намеревалась читать первые слова оттуда. Эта часть ее функции чтения не была затронута, за исключением того, что она некорректно оценивала то, что она делала. В нормальной ситуации та часть информации, которая возвращается из окружающей среды в нервную систему, постепенно уменьшает погрешность первоначального действия до таких пор, пока мы не увидим желаемое с наибольшей возможной четкостью. Говоря современным языком, обратная связь из окружающей среды не произвела коррекцию асимптотически. Я не уверен, что вы сможете легко проследить за моей аргументацией в таких терминах, но уверен, что вовсе ничего бы не достиг, если бы полагался только на такие объяснения своих действий, которые понятны каждому.

Возьмите соломинку для питья, поместите один ее конец в рот и поддерживайте ее кончиками большого и указательного пальцев. Смотрите на кончики ваших пальцев, а не на соломинку. Медленно двигайте пальцы от ваших губ к середине соломинки и обратно к губам. Если вы продолжите так в течение пары минут, и если ваше зрение адекватное, в определенный момент вы увидите за кончиками ваших пальцев две соломинки, расходящиеся под углом, размер которого зависит от расстояния между пальцами и ртом. Соломинку необходимо держать без движения и прямо. После того как вы сможете увидеть раздвоение, со временем вы сможете наблюдать его все более и более четко. Теперь вы будете видеть две отдельные соломинки, одну отклоняющуюся вправо и одну — влево от настоящей соломинки. Когда ваши пальцы находятся ближе ко рту, создается впечатление наличия двух соломинок столь же длинных, как и настоящая соломинка. Когда ваши пальцы находятся посередине, две соломинки, которые вы наблюдаете, также имеют размер в половину настоящей, но угол между ними изменился.

После этого закройте ваш правый глаз и вы увидите только соломинку, отклоняющуюся влево; закройте левый глаз и увидите только правую. Когда ваши пальцы находятся рядом с вашим ртом, ваши глаза сходятся практически к точке пересечения, как если вы смотрите на кончик своего носа. Каждый глаз видит соломинку как продолжение прямой линии (или луча) от глаза к кончику пальца, отсюда и возникает эффект пересечения соломинок или раздвоение изображений соломинки в глазах. После большей практики с соломинкой, передвигая поддерживающие ее пальцы дальше ото рта и обратно, вы заметите, что чем дальше они находятся, тем меньше раздвоенные изображения соломинки. Когда, наконец, пальцы поддерживают самый конец соломинки, появляются два различных изображения: одно от дальнего конца соломинки к правому уголку рта, другое — к левому.

Я провел этот тест с Норой для того, чтобы увидеть, как ее глаза сходятся и расходятся, когда кончики ее пальцев находятся ближе ко рту и дальше от него. Когда она подтвердила, что видит две соломинки, наблюдая за положением кончиков пальцев под соломинкой я мог оценить, одинаковым ли образом сходились и расходились глаза. Я мог видеть по положению и движению ее глаз, действительно ли она честно сообщала о раздвоении изображения, а также направление ее ошибок, когда они имели место.

Так как соломинка служила детектором того, как фокусировались глаза, я мог судить о том, что видела Нора и мог оценить, двигались ли ее глазные яблоки нормально, так как должны. Проверяя это на себе, я понял, что несмотря на хорошее зрение не видел сразу того же, что наблюдал после нескольких попыток, так что я продолжал пробовать с Норой.

После того, как применение приспособления было освоено и протестировано, я использовал его для улучшения схождения ее глаз для обеспечения фокусировки. Когда схождение глаз для зрения вблизи улучшилось, их расхождение для зрения на расстоянии также стало лучше. Движение кончиков пальцев ближе и дальше относительно рта способствует фокусировке вблизи и вдали; глаза двигаются вовнутрь, или сходятся, для близкого зрения и расходятся для зрения на большой дистанции. Если вы попробуете такое приспособление на себе, вы сможете заметить, что по мере продолжения тренировки постепенно начнете видеть больше и лучше. Когда ваши пальцы достигают конца соломинки, расширяющиеся части изображения становятся меньше и затем исчезают. Вы видите два изображения соломинки, тянущиеся от ее конца к каждой стороне вашего лица. Сначала, до того как ваши глаза будут фокусироваться эффективно, изображения едва распознаваемы. По мере того, как фокусировка ваших глаз становится более точной, вы видите эти изображения почти также четко, как и раздваивающиеся.

Имея столь замечательную игрушку в своем арсенале, я провел тщательное обследование своей пациентки и последующую тренировку. Когда я довел ее до такого уровня, что она могла видеть два изображения, направленные от конца соломинки к обеим сторонам ее лица, я был уверен, что она идеально фокусируется на конце соломинки, и что если я помещу в этом месте напечатенное на странице слово, ее глаза будут достаточно сфокусированы, чтобы его увидеть. Если она не сможет его прочитать, виновны в этом будут не ее глаза, проблема будет где-то «выше» в мозге.

Раз за разом со мной случалось такое, что нетрудоспособные или парализованные люди, которым я помогал, были невозмутимы, когда вновь успешно могли выполнить действие, способность к совершению которого потеряли ранее. В моем присутствии они думают: «Он помог мне сделать это» или «Я не могу этого сделать, это он сделал вместе со мной». Только когда они выполняют то же самое действие по своей собственной инициативе, они наконец признают улучшение. Я иногда считал их неблагодарными, как будто они не хотели признать, что добились успеха благодаря моим навыкам. Позже я обнаружил, что если такие клиенты не могут выполнить восстановленное действие, не думая о нем, они не чувствовали, что они «вылечились». Они просто хотят иметь намерение и выполнять действие не думая о том, что и как они делают. Одним словом, люди столь не осведомлены о том, каким образом они обучаются делать вещи, что они верят, что любое осознавание сознательного усилия является индикатором того, что они не нормальны. Для большинства людей жизнь — это нечто, что работает автоматически, и если это не так, они должны быть вылечены.

Вам, может быть, будет интересно следующее письмо от студента, принимавшего участие в моих трехгодичных семинарах в Сан-Франциско: «После прочтения вашей книги в четвертый раз и повторного чтения книги Селье «Стресс жизни» я начинаю понимать, что то, что вы преподаете, имеет неограниченные возможности в сфере медицины. Я едва могу усидеть на месте! То, что, наконец, помогло мне разложить все по полочкам, было понимание важности слова «функция». У меня всегда было понимание, что жизнь — это такая «вещь», которую нужно регулировать, но это не совсем так. Жизнь — это процесс, функция, нечто, постоянно движущееся, и пытаться заставить ее стоять смирно, дать ей определение или «исправить» как стационарный объект, полностью абсурдно. Процесс должен быть скорректирован, реорганизован и затем, если существует дефект структуры, начинается новый процесс изменения этой структуры с целью лучшего соответствия функции. По крайней мере так все выглядит для меня сейчас, и потенциал у этого огромный!»

Из написанного выше вы можете понять, почему от травмированной женщины вряд ли можно ожидать после первых успехов понимания того, что она изменилась и функционирует лучше. Она не «вылечилась». Она ожидает, что будет точно такой же, как до своей травмы. Быть вылеченным — означает возвратиться к прошлому режиму функционирования. Но жизнь — это процесс, и, к тому же, процесс необратимый.

Нора ожидала излечения, а не улучшения. «Улучшение» — это постепенное совершенствование, у которого нет предела. «Излечение» — это возвращение к предыдущему комфортному состоянию деятельности, которое не обязательно было отличным или даже просто хорошим. То, что для нас привычно и знакомо, мы не подвергаем сомнению; улучшение же мы оцениваем и дифференцируем. В данном случае, старое состояние — это основа нашей системы, работающая автоматически; улучшение находится на переднем плане нашего осознавания. Это два разных измерения. Одно является  привычным ощущением; другое — изученным знанием, которое дает нам свободу выбора, главную прерогативу Человека разумного.

Следующая глава

Комментирование временно отключено.