О программе Child’Space (Чайлд’Спэйс) для детей и их родителей


Перевод статьи «Заполняя пробелы: от неосознанного к осознанному» доктора наук и Фельденкрайз-тренера Хавы Шелхав о двухлетней тренировочной программе Child’Space (Чайлд’Спэйс) в Европе и Японии для работы с детьми, в том числе с нарушениями развития, и их родителями.

 

Целью программы является обучение родителей приемам диагностики и работы, которые способствуют развитию детей в раннем возрасте и устраняют препятствующие этому процессу факторы. Программа рассчитана на детей от рождения до формирования навыка самостоятельной ходьбы. Неврологически здоровые дети на занятиях — это обычно малыши до двух лет, дети с нарушениями могут быть намного старше (например, на тренинге Хава проводила урок для восьмилетней девочки с гемипарезом).

 

В статье описываются принципы программы, ее составные элементы и используемые стратегии работы.

 

Автор перевода — Лидия Лемпияйнен (http://www.childspacespb.com/).

ЛИЧНАЯ ИСТОРИЯ

Новые «озарения» часто снисходят на нас во время работы с учениками. Один из моих учеников заставил меня более внимательно отнестись к стадиям развития младенца, к последствиям задержек развития и к тому, как пропущенные в общей картине развития детали могут в дальнейшем сказаться на многих аспектах жизни человека.

Майк, квалифицированный ученый, пришел ко мне с жалобой на боли в спине, вызываемые смещением двух межпозвоночных дисков. В сущности, он не мог стоять прямо. Уроки Функциональной интеграции (форма работы по методу Фельденкрайза – прим. пер.) стали для него последней отчаянной попыткой избежать уже назначенной хирургической операции.

После нескольких занятий его боли значительно уменьшились. Во время работы с ним я была изумлена, когда обнаружила, насколько плохо Майк ощущает собственное тело. Он не осознавал, где находятся в пространстве его конечности, не мог почувствовать где были его лопатки, и, казалось, вовсе не имел сколько-нибудь отчетливого представления о своем теле. Испытываемые им болевые ощущения были черно-белыми: боль была либо сильной, либо ее не было вовсе. Майк не мог провести градацию в оценке собственной боли.

Стало ясно, что с помощью уроков Функциональной интеграции ему нужно было научиться чувствовать свое тело, связи между его отдельными частями и понимать взаимодействие между ними. Майк признался мне, что в школе он не любил спорт и никогда не участвовал ни в каких играх. Он никогда не выходил на улицу на переменах, никогда не играл в мяч, а его общественная жизнь была бедной на события и не приносила ему удовлетворения. Он сказал, что был очень неуклюжим ребенком. Используя описание Майком его самого в детстве, я изменила стратегию работы. С помощью занятий Функциональной интеграции и Осознавания через движение мы проработали с ним все этапы развития ребенка. Мы даже играли в мяч! Представьте себе немолодого уважаемого ученого, с огромным удовольствием играющего как ребенок. Я могу сообщить, что ситуация Майка постепенно улучшилась, и, вместе с тем, он приобрел новый образ самого себя. Его осанка кардинально улучшилась, боли в спине прошли, он даже изменил манеру одеваться, а его социальная жизнь стала устраивать его намного больше. Майк научился любить себя, любить двигаться и любить само движение.

За 35 лет увлекательной работы по методу Фельденкрайза я пришла к пониманию того, что существует связь между хроническими болями в спине у взрослых и пропущенными элементами в ходе раннего развития, особенно в области ориентации в пространстве и поддержания равновесия. Даже достойные восхищения и имеющие большие достижения люди могут иметь пробелы в этой картине раннего развития. Я стала работать со все более и более младшими детьми, пока не пришла к самому началу – раннему младенческому развитию.

Я обнаружила, что мельчайшие признаки формирующихся проблем у младенцев, встречаются у малышей, которых считают здоровыми и соответствующими норме, эти признаки становятся все более явными по мере того, как ребенок растет. Я также отметила, что младенцам, которые имеют минимальные нарушения развития, например, не поворачивают голову или не садятся самостоятельно, это раннее вмешательство позволяет научиться тому, чему я их учу, и они учатся очень быстро. Раннее вмешательство ценно еще и потому, что сеть синапсов (cи́напс — место контакта между двумя нейронами в мозге или между нейроном и получающей сигнал эффекторной клеткой) еще не такая плотная, чтобы было трудно повлиять на изменение, и еще нет перегрузки эмоциональным багажом.

Представьте, насколько лучше стало бы Майку, если бы его проблемы, возникшие в детстве, были обнаружены тогда же и было бы предпринято сколько-нибудь своевременное вмешательство.

Мне нравится думать о своей работе с младенцами как о приведении их из неосознанного состояния в осознанное.

Среди некоторых специалистов бытует мнение, что осознавание появляется в более взрослом возрасте, другие считают, что младенцы уже к нему способны. Я твердо верю, что работа со всеми стадиями развития младенца, задействующая его осознавание, меняет представление человека о самом себе и предоставляет ему возможность заполнить пробелы в развитии, вызванные какими-либо факторами в наиболее важные первые два года его жизни.

Психолог Алан Фогель пишет: “На протяжение последних десяти лет произошла радикальная перемена в осмыслении ощущения себя в младенчестве. Все большее количество людей приходят к единому мнению о том, что ощущение себя имеет место задолго до того, как малыш начинает узнавать свое отражение в зеркале, до того, как младенцы осваивают язык и у них появляются способности к символическому мышлению. Долингвистическое «я» (на этапе до развития языка или приобретения речи) основывается на прямом восприятии себя как части взаимоотношений с физическим и социальным окружением»[1]

На протяжении первых нескольких месяцев жизни младенца существует сильная связь между развитием его в двигательном, эмоциональном и социальном плане. Психиатр и теоретик психоанализа Даниэль Стерн подчеркивает важный канал связи между матерью и ребенком, который тому жизненно необходим: эмоциональный элемент может быть источником задержки моторного и социального развития.

При столкновении с проблемами у младенца включается механизм выживания и его мозг, а за ним и тело развивают компенсаторное движение для каждого проблемного элемента. Младенец находит решение, которое в данной ситуации является для него наилучшим. Это временное решение постепенно превращается в паттерн, который становится постоянной составляющей его движения и его личности. С годами эти компенсаторные паттерны замедляют развитие и ухудшают качество движения и поведение человека в целом.[2]

Философ и социолог Элвин Тоффлер однажды написал, что «Родительские обязанности остаются единственным — и ог­ромным — заповедником для дилетантской деятельности».

Работа с Майком стала для меня ценным опытом и заставила еще больше углубиться в изучение развития ребенка в младенческом возрасте, что в результате вылилось в мою докторскую диссертацию «Движение как модель для обучения»[3] То понимание, которое я при этом приобрела, привело к разработке метода для работы с родителями, при обучении которому они получают знания для работы со своими детьми и обретают уверенность в себе как в родителях.

CHILD’SPACE И МЕТОД ФЕЛЬДЕНКРАЙЗА

В центре внимания программы Child’Space, основанной на методе доктора Фельденкрайза, находятся здоровые младенцы, и, что наиболее важно, те, кто осуществляет уход за ними в первые два года жизни.

Идеи Моше Фельденкрайза о раннем развитии и истоках неправильного функционирования организма являются логичной базой для научных исследований с уделением особого внимания первым двум годам жизни.

Некоторые теории советуют предоставить ребенка самому себе, не вмешиваясь в его развитие, и даже не выкладывать его на животик, пока он не может это сделать самостоятельно.[4]

Одним из первых выводов, к которым я пришла во время своего исследования, был вывод о том, что малыши не всегда развиваются, когда они предоставлены сами себе, и чтобы обеспечить необходимую стимуляцию для их развития бывает необходимо дополнительное вмешательство.

В методе Фельденкрайза некоторые уроки Осознавания через движение основаны на том, что разбивают функцию на ее компоненты и затем восстанавливают процесс ее освоения шаг за шагом до тех пор, пока у человека не появляется ощущение способности к ее выполнению, возможность выбора и естественного удовлетворения в процессе ее выполнения.

Осуществляя подобную работу с родителями, мы находимся в уникальном положении, поскольку можем работать с неправильной функцией в момент ее появления, и до того, как она превратится в прочно укоренившееся поведение или привычку. Мы можем пресечь проблему еще в зародыше, если можно так сказать, не вмешиваясь в естественное развитие и не заставляя систему принять то, что она пока не хочет.

Большинство медицинских специалистов, работающих с младенцами, не подготовлены и часто не имеют времени, чтобы замечать нюансы развития, которые могут указывать на проблему, возникающую в раннем младенческом возрасте. Только когда проблема перерастает в значительную и когда ее уже невозможно не заметить, ее начинают «лечить».

Эта неблагоприятная ситуация возникает из-за того, что в нашей культуре принято сосредотачивать внимание на том, что младенец может сделать, а не на том, как он это делает.

Доктор Фельденкрайз настаивал на том, что «как» (нюансы и способ выполнения) намного важнее, чем только «что». Чтобы различить «как», нужно быть чувствительным к качеству, четкости и экономичности движения.

Способность распознавать эти нюансы развития и использовать эти наблюдения для выявления потенциальных проблем – это очень ценный навык как для всех медицинских специалистов, работающих с ребенком, так и для родителей.

В ходе изучения первых двух лет развития я общалась с большим количеством младенцев, и, конечно, с их родителями. Наблюдение за взаимодействием между родителем и ребенком принесло мне неожиданные открытия. Я не ожидала, что это взаимодействие окажется таким непростым.

Например, я обнаружила, что хотя родители тщательно осуществляют базовый уход за своими малышами, они недостаточно прикасаются к ним.

Кроме того, с исчезновением племени и расширенной семьи, родители, у которых данный ребенок – первенец, оказываются, как правило, одни, в то время как на них обрушивается шквал противоречащих друг другу теорий родительства. Таким родителям зачастую не хватает ощущения собственной компетентности. Как мы можем помочь им восстановить это ощущение?

Моя новая работа с маленькими детьми и их родителями основана на принципах, открытых доктором Фельденкрайзом, и стимуляции всех систем, вовлеченных в естественное развитие младенца (моторной, социальной, эмоциональной, когнитивной, сенсорной систем, а также его баланса и ориентации), что приводит к развитию его функций и их постепенной интеграции их в его поведение. Прикосновение, слух, зрение и речь, в той степени, в которой они соответствуют той стадии развитии, на которой находится ребенок, используются для отслеживания его развития.

С самой первой встречи с малышом и его родителями устанавливается позитивная атмосфера. Мы исследуем: что функционирует правильно, как эта функция организована и что способен выполнить малыш. Также, как и на занятиях Функциональной интеграцией и Осознаванием через движение, мы делаем акцент на достижениях ребенка, а не на том, что ему не удается. Это открывает возможность добавления новых элементов к арсеналу движений малыша, не вызывая у него ощущения неудачи и разочарования. Спокойный нежный разговор с ребенком во время занятия создает атмосферу поддержки.

Высшая цель успешного родительства – помочь малышам развиваться, помочь им создать позитивный образ самих себя, укрепить их уверенность в себе, улучшить отношения между ребенком и другими членами семьи, а также повысить ощущение собственной компетентности у родителей. Родителям также бывает необходимо понять, что у ребенка есть собственные потребности, которые заслуживают уважения.[5] На тренировочной программе прорабатываются все эти моменты. По мере того, как осведомленность родителей растет, то, чему они научились, становится спонтанным и неосознанно используется при выполнении простейших задач, являющихся частью ежедневной рутины.

Так появилась тренировочная программа Child’Space. Иногда нелегко бывает найти имя новому «ребенку». Я очень благодарна Карле Рид (Фельденкрайз-практик и тренер метода Анат Баниэль — прим. пер.) за то, что она разделяет мои взгляды и за то, что предложила мне название Child’Space. Это название несет в себе обращение к Талмуду, который полон мудрых и остроумных афоризмов, игры слов и каламбуров. Позвольте показать: перевод Child’Space кажется вполне очевидным — Ребенок и Пространство. Но зачем здесь этот странный апостроф? Теперь переместите его. Вы получите Childs’Pace — Темп ребенка. И в этом кроется суть дела.

Помните: Один урок в раннем возрасте стоит многих уроков в более позднем возрасте.

ПОВЫШЕНИЕ ПОТЕНЦИАЛА РОДИТЕЛЕЙ

Исследования показали, что качество связи между родителями и их детьми имеет огромное влияние на моторное, социальное, эмоциональное и когнитивное развитие ребенка.[6]

Вовлечение родителей в качестве осведомленных наблюдателей является жизненно необходимым, однако оказывается, что большинство из них не обладают знаниями или инструментами для того, чтобы их наблюдение было эффективным.

Эта ситуация, я верю, должна измениться.

Родителей можно научить помогать ребенку в реализации его двигательных и эмоциональных потребностей, если научить их распознавать стадии развития, на которых находится ребенок, отслеживать их динамику, выявлять и устранять компенсаторные привычки, которые свидетельствуют о том, что что-то происходит не так, как должно быть.

Это знание повышает потенциал родителей и способствует не только улучшению детско-родительских отношений, но и развитию семьи в ее целостности. Ребенок чувствует себя более комфортно, когда получает позитивную поддержку от своего окружения и развивает в себе способность достигать того, чего хочет, самостоятельно.

ПОПЫТКИ И УЧЕБА НА ОШИБКАХ

Подход “Я должен решать проблемы моего ребенка” не плодотворен.

Примером является ситуация, когда ребенок учится сидеть и стоять. В ходе обучения этим навыкам малыш будет в замешательстве, будет падать, несколько раз стукнется, но через попытки и ошибки, в конце концов, решит проблему. Баланс и координация развиваются только в том случае, если сам младенец ищет и находит способ сидеть и стоять. Иногда соответствующие системы созревают дольше, но движение, в конце концов, получается, а малыш при этом учится находить решения и полагаться на себя.

Возможности делать открытия через опыт и ошибки — это путь, который позволяет ребенку развивать независимость. Когда родители могут компетентно наблюдать за младенцем и его окружением, они могут научиться распознавать, когда получаемый опыт и ошибки уже выходят за рамки необходимого и могут найти способ деликатного вмешательства в этот процесс.

Способность ребенка опробовать разные вещи вырастает из ощущения защищенности, которое он получает через физическую связь с близким человеком. Безопасность и самостоятельность дают ощущение свободы, чтобы пробовать новое, экспериментировать и совершать попытки и ошибки.

Современное поколение родителей не позволяет своим детям сталкиваться с трудностями в таком количестве, как это необходимо, и непреднамеренно родители могут не позволять ребенку изыскивать трудности. Возможность ребенка сталкиваться с трудностями стимулирует у него развитие баланса, координации, ориентации, которые выстраиваются в первый год жизни.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РОДИТЕЛЕЙ И МЛАДЕНЦА

От личного багажа, который привносят новоиспеченные родители в родительство, напрямую зависит качество связи между ними и младенцем.

Ситуация, когда человек становится родителем, дает ему волшебную возможность пересмотреть собственное прошлое и способ, каким воспитывали его, а также переосмыслить отношения с собственными родителями: «Буду ли я воспитывать ребенка так же, как воспитывали меня?» Или, возможно: «Я хочу стать совсем другим родителем. Я не хочу быть как моя мама или мой отец».

Когда родитель учится быть ближе к ребенку и слушать его, он учится слышать также и себя. При развитии чувствительности по отношению к младенцу, обостряется чувствительность к собственным ощущениям. (см. ниже «От теории к практике»).

Внимание к потребностям младенца и позитивный отклик делают родителей более уверенными и вызывают ощущение защищенности и удовлетворения (см. ниже «Отзывы родителей»). Небольшие утверждения в своих силах при решении маленьких проблем, которые появляются неожиданно, закладывают основу для взаимопонимания родителей и ребенка, обеспечивая инструменты родительства и усиливая у них качества, которые необходимы, чтобы быть мамой или папой.

В более широком смысле, связь, которую мы хотим установить, это не связь родитель-ребенок, а связь семья-ребенок. Члены семьи обеспечивают малышу бесценные возможности для формирования и развития социальных навыков. Социальные навыки, уже освоенные в самом раннем возрасте, повлияют на чувство любопытства у ребенка, языковые навыки, способности решения проблем, поведение при общении со сверстниками и развитие различных качеств характера. Эти воздействия являются двусторонними: дети становятся активными партнерами в структуре семьи, а также существует прямая связь между личным развитием ребенка и динамикой развития семьи.

Гармония в супружеских отношениях обычно способствует активной родительской позиции и тому, что младенец лучше адаптируется в семье. Другим фактором, влияющим на поведение ребенка, является его положение в семье по порядку рождения. Является ли он первенцем или он второй ребенок? Или он средний ребенок? Как наличие одного ребенка в семье влияет на взаимодействие родителей с новорожденным? Как младший ребенок влияет на старшего, и наоборот?

Что такое существенное может произойти с матерью ребенка, что меняет ее восприятие самой себя? Представьте себе женщину, у которой, в то время как она держит ребенка, зажатые плечи, напряженные руки и она все время суетится. Если вы укажете ей на то, что ее зажатая поза и чрезмерная активность не отвечают потребностям ее младенца, она ответит «Но я такая, какая я есть. Это так, так как я знаю себя». В этом случае просто необходимо найти способ помочь такой маме лучше почувствовать своего ребенка. Возможно, малыш нуждается в том, чтобы его успокоили, чего легко добиться, если просто двигаться медленнее, использовать более мягкий или более твердый тон голоса или говорить более четко или быстрее, или наоборот, медленнее.

Когда женщина открывает для себя разнородные потребности своего малыша, это позволяет ей по новому осознать саму себя, и, таким образом, она становится все более открытой и творческой во взаимодействии с ребенком и менее зависимой от предубеждений.

Также было обнаружено, что младенцам, матери которых находились в депрессии, очень сложно развивать самостоятельность, и они часто демонстрируют неразвитость навыков общения. Мария Книст, психолог, закончившая тренинг Child’Space, исследовала группу матерей, которых госпитализировали в психиатрические клиники. Эти мамы были не в состоянии заботиться о своих детях, из-за травмы, полученной в ходе родов, или каких-либо ситуаций, возникших ранее. Некоторые из этих женщин даже рассматривали возможность отказаться от ребенка, отдать его в приемную семью. После участия в тренингах Child’Space, несколько женщин вернулись из больницы домой, чтобы воспитывать ребенка. Женщины, которые остались в клинике, сообщали, что их связь с ребенком стала крепче, и они решили не отказываться от него. Новый подход к прикосновению и позитивная обратная связь, которую мама получает от малыша, создает новую динамику в отношениях мама-ребенок. Исходя из этого опыта, мы понимаем, насколько важно заботиться о родителе, который заботится о ребенке. Метод Child’Space сейчас применяется в этой клинике на постоянной основе.

ФУНКЦИЯ И ДИСФУНКЦИЯ – КОГДА И КАК НЕОБХОДИМО ВМЕШАТЬСЯ?

Существует постоянная связь между паттернами моделей поведения и их развитием, образом себя и межличностным общением. Даже легкие задержки в развитии влияют на настоящее и будущее поведение и функционирование ребенка. Например, неспособность повернуться со спинки на живот может вызвать чувство разочарования и неудовлетворенности. Эти ощущения создают отрицательную обратную связь малыша с самим собой или малыша с его окружением, в котором его могут воспринимать как ленивого и неудачливого. Недостаток успеха может создавать ситуации, когда младенец чувствует, что он не получает достаточного вознаграждения за приложенное усилие, пусть и неудачное. С другой стороны, расширение репертуара движений ребенка в первые несколько месяцев жизни создает для него стимул для продолжения поиска новых решений.

Если вмешательство осуществляется при первых признаках даже минимальной дисфункции и до того, как привычка укоренится и останется зафиксированной в системе, его результатом становится быстрое обучение и мгновенное усвоение изменения. Чем дольше ждешь, чтобы вмешаться, тем больше времени придется потратить, чтобы вызвать изменение.

Иногда родители чувствуют, что что-то идет не так. Когда в ходе обычного визита к доктору, они упоминают то, что наблюдали, их страхи часто развеиваются словами доктора: «Это пройдет само собой». Стоит ли нам ждать, пока проблема уйдет сама в ходе онтогенетического процесса или нужно вмешаться? Мои наблюдения показали, что ожидание того, что проблема разрешится сама собой, часто вызывает у младенца ощущение собственной несостоятельности. Это отпускание проблем на самотёк может привести к скованности в суставах и мышцах. Движение начинает восприниматься ребенком как нечто трудное и неблагодарное, вместо того, чтобы быть веселым и радостным. Это также приводит к стрессу, поскольку ребенок не получает позитивной обратной связи от своего окружения, а это влияет на развитие его образа себя. Создается порочный круг, в котором эти ранние разочарования остаются в системе и отрицательно влияют на развитие других, более сложных функций. Мы говорим здесь не о патологии, а о восприятии ребенком себя как способного человека.

Я не утверждаю, что младенец не может найти способ выполнить необходимую физическую задачу. Я при этом беспокоюсь о качестве выполнения этого движения. Мне представляется благоразумным использовать минимальные стимулы на ранней стадии, чтобы достичь максимального качества движения. Мы не можем предвидеть, какой ребенок преодолеет небольшие отклонения в раннем развитии, а для кого эти ранние неудачи будут иметь чреватый серьезными последствиями нежелательный эффект.

СОЕДИНЯЯ ПОДДЕРЖКУ И САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ

Мама привела ко мне своего восьмимесячного малыша на консультацию. Ступни ребенка были обращены внутрь. Их лечащий доктор не рекомендовал немедленное вмешательство, утверждая, что когда ребенок начнет ходить, ситуация может измениться. В ходе моего осмотра ребенок лежал на спинке; я обнаружила повышенный тонус в ножках малыша, который не давал мне согнуть их. Поворот со спинки на животик был выполнен ребенком с прямыми ногами. Он также не мог перейти в положение сидя без помощи матери. Мама подробно рассказала, как она всегда его сажает, поскольку в этом положении он кажется более активным. Она не понимала, что ребенок не сидит самостоятельно, поскольку ему не хватает координации и ротации ног, рук и головы, необходимой для того, чтобы перенести вес тела при переходе из одного положения в другое.

Помещая ребенка в сидячее положение, мама невольно заставляла его находиться в положении, в которое он еще не был способен перейти самостоятельно. Возникшая в результате скованность мышц и негибкость позвоночника, когда голова и спина начинают функционировать как единое целое, стала ответом на потребность ребенка сохранять равновесие и избегать падения. Наблюдение за борьбой, которую вел малыш, чтобы удерживаться прямо, вызывало скепсис у мамы по поводу его способностей и также оставляло в ней ощущение собственной несостоятельности как матери. Чувства, переживаемые матерью, укреплялись ребенком, который развивал в себе нездоровую зависимость от материнской помощи, вместо того, чтобы искать пути к самостоятельности. Вмешательство извне в тот момент было крайне необходимо. Малыш нуждается в моторной стимуляции, которая поможет ему развить равновесие и координацию. Маме необходима профессиональная помощь, чтобы научиться помогать ребенку, используя различные стимулы, которые позволят малышу переходить в положение сидя самостоятельно. Она научится поощрять ребенка учиться на опыте и ошибках, что, в сущности, учит младенца справляться с неудачами, падениями, и, в конце концов, находить решение.

Столкновение с преградами и опасностями повышает способность ребенка справляться с трудностями, падениями, неприятными ситуациями и решать проблемы. Если мы приоткроем занавес и заглянем в будущее ребенка, мы можем уверенно сказать, что устранение препятствий в таком раннем возрасте может неумышленно лишить его возможности развить в себе способность справляться с трудностями в дальнейшем.

ВАЖНОСТЬ ИГРЫ

Игра, самая важная деятельность ребенка, имеет не только двигательный аспект. “Игра стимулирует малыша искать разрешение проблемы и принимать решения в меняющихся ситуациях. Игра позволяет ему столкнуться с неудачей, и, конечно, развивает его моторную, сенсомоторную и психомоторные системы»[7]. Игра, согласно Риду, «это активная система и имеет свойство открытого непредвзятого исследования.[8]

Игра поощряет:

  • поиск  и принятие решений
  • развитие внимания
  • стимулирование и реагирование
  • подражание и имитацию

В ходе игровых занятий младенец учится давать и получать, распознавать границы и опасности и приобретает способность справляться с неудачей. Игра также развивает координацию и баланс. Когда мы используем игру, нам необходимо обратить внимание на игрушки, в которые играют современные дети. Действительно ли эти игрушки развивают воображение и творческие способности? Можем ли верить изготовителям, утверждающим, что их товар «стимулирует воображение», «помогает развивать навыки общения», «пробуждает интерес к познанию» и «развивает моторные навыки и тактильную чувствительность»? Я убеждена, что ответом в большинстве случаев будет категоричное «нет». Детские комнаты полны игрушек, но большая часть этих игрушек недостаточно стимулирующие. Дети быстро устают от игрушки, которая не способствует развитию воображения и творческих способностей.

По настоящему полезные игрушки – те, которые требуют большей активности со стороны ребенка, например, кубики, пластилин, куклы, карандаши и бумага. Когда игрушек меньше, это действительно развивает воображение и творческие способности.[9] Большинство нынешних игрушек превращают ребенка в пассивного наблюдателя[10]; игрушки свистят, пищат, разговаривают, показывают движущиеся картинки и все это при нажатии кнопки. Не проще ли сидеть перед телевизором и щелкать по каналам?

Я знала одну маму, которая находила множество оправданий, чтобы сажать своего четырехмесячного малыша на пол перед телевизором. Она утверждала, что это хорошо для него, поскольку заставляет его поднимать голову. Она была также убеждена, что он любит телевизор. Действительно ли эта мама удовлетворяла потребности ребенка или она просто проецировала на него свои собственные потребности?

Я призываю родителей использовать комбинации дополняющих друг друга предметов для игры, таких, как большие кольца, через которые можно просовывать части тела, и погремушки, которые служат обучающим средством для развития моторики и координации рука-глаз-слух. Особенно эффективны мячи и удобные подставки, чтобы побудить ребенка изменять положение, и развивать зрение, ориентацию в пространстве, ощущения тела и окружающей среды. Все эти факторы играют важную роль в работе крупной и мелкой моторики. Неудивительно, что дети, которые страдают от нарушения координации, с трудом играют с мячами, и это, в свою очередь, в школьном возрасте может стать причиной различных проблем в общении.[11]

ПОЧЕМУ ТАК ВАЖНО РАННЕЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО?

Развитие ограничено во времени и все, что не испробовано в свое время, может остаться так и не испробованным в течение всей жизни
Моше Фельденкрайз – Ускользающее очевидное

За последнее десятилетие необходимость выявления, диагностики и коррекции проблем на ранних этапах жизни стала яснее исследователям и практикам соматического метода. Исходя из понимания этой необходимости и на основе опыта многолетней работы с детьми, имевшими двигательные, когнитивные или эмоциональные нарушения, а также нарушения навыков общения, я разработала Child’Space.

Основное внимание в программе сосредоточено на младенцах, не имеющих особых нарушений, другими словами, на здоровых младенцах. Часто незначительные проблемы ускользают от внимания родителя, и, даже когда родители видят проблему, вряд ли они смогут ее правильно понять. Оставленные без внимания эти мелкие проблемы могут перерасти в неуклюжесть движения, ухудшение функций, и иногда приводят к более серьезным проблемам. В наши дни исследователи психологии развития изучают влияние родительского участия и огромное значение, которое это участие имеет для моторного-когнитивного-эмоционального развития ребенка.

Из этого следует, что отслеживание раннего развития младенца и особое внимание к любой возникшей проблеме или трудности, независимо от того, насколько незначительной она может показаться, и, в конечном итоге, эффективное вмешательство на ранней стадии, может помочь избежать более серьезных проблем в будущем.

Особенно верно это утверждение для малышей, появившихся на свет раньше срока. Недоношенные детки нуждаются в проприоцептивной обратной связи и улучшенной организации дыхания.[12] Хэддарс-Альгра проанализировала движения младенца и обнаружила, что для детей, родившихся доношенными, характерны естественные постоянные движения, сложные и трехмерные (например, движение ноги, которое включает не только сгибание/разгибание, но также сопровождается отведением бедра и поворотом ступни внутрь). Недоношенные дети, с другой стороны, явно демонстрировали двухмерные движения, которым не хватало вариаций и сложности. По мнению этого исследователя, такие дети находились в группе риска по развитию неврологических нарушений (таких, как церебральный паралич), неуклюжести и синдрома дефицита внимания.

Исследование, проведенное Эстер Телен, показало, что мозг младенца пластичен и ребенку присуща способность к самокоррекции. «Исследования в области неврологии развития указывают на тот факт, что cинаптические соединения устраняются, если они не активированы».[13] Раннее вмешательство, влияющее на все элементы системы, из которых состоит правильное развитие младенца, может быть жизненно необходимым. Самым важным вопросом здесь, однако, является следующий: «Когда я помогаю и когда я мешаю?».

ЭФФЕКТИВНАЯ КОММУНИКАЦИЯ МЕЖДУ РОДИТЕЛЕМ И РЕБЕНКОМ

Возьмем случай с младенцем, у которого повышенный тонус в ножках. Убаюкивая своего ребенка, мама может заметить, что он не спокоен и ему трудно их согнуть. Инструктор Child’Space научит ее, как снять повышенный тонус легкими постукиваниями по ножке и прикасаясь к животику, таким образом, нормализуя тонус через проприоцептивную систему.

Как только ножки станут более мягкими, мама научится, как привести колени малыша ближе к его телу, одновременно приближая свое лицо к лицу ребенка. Делая все это, мама меняет выражение лица и тон голоса, повторяя, например, имя ребенка. Малыш непременно сосредоточит взгляд на лице мамы и даже попытается повторить движения ее рта. «… Cамый важный способ, которым младенцы обучаются, до речевого развития, состоит из того, что они смотрят и подражают (Ханна & Мельцофф, 1993).[14] Используются все возможные каналы коммуникации: тактильный, слуховой, визуальный, и, естественно, ощущение безопасности на руках у мамы. В конце концов, ребенок успокаивается; его мышцы-сгибатели расслабляются, напряжение в теле уменьшается, дыхание становится легким и ребенок ощущает высокую степень физического комфорта в этом положении «как в люльке». В результате всего этого мы получаем более спокойного младенца, который чувствует, через прикосновения матери, что она тоже спокойна и уверенна.

Использование разнообразных средств коммуникации способствует более плодотворному диалогу между родителем и ребенком. Прикосновение, речь, пение, и все что угодно, что может вовлекать другие чувства, налаживает превосходную коммуникацию между ребенком и тем, кто о нем заботится. «С месячного возраста младенцы демонстрируют нарастающее зрительное внимание к отдельным чертам лица, таким как глаза, рот, по которым легче понять эмоции. (Маурер & Салапатек, 1976).[15] Чтобы наладить эти каналы коммуникации, родитель должен научиться создавать комфортную обстановку, в которой малыш может чувствовать себя спокойно и безопасно.

СОСТАВЛЕНИЕ КАРТЫ ТЕЛА

Младенцы начинают создавать свой образ через исследование себя. Они трогают себя, исследуют ощущения в разных частях тела, начинают формировать понятие о самих себе. Дамасио называл это контуром тела. «Как контур тела функционирует в ментальном и эмоциональном плане, то, как он воплощается в жизни, составляет для человека карту этих действий по мере их возникновения».[16] Дети слушают свой внутренний голос и перемещают свои конечности в поле зрения. «Самоисследование это не просто реестр моделей поведения: это специфический процесс с помощью которого младенцы становятся восприимчивы к своему собственному телу и вовлекаются в перцептивный диалог с самими собой»[17]

Два года назад ко мне пришла растерянная мама с милыми девочками-двойняшками. Катерина и Марта были очаровательными малышками. У четырехмесячной Марты, однако, отсутствовало правое предплечье и из-за этого она не могла научиться одной из самых базовых функций – перевороту. Одной из основных проблем, с которыми столкнулся этот ребенок, стало огромное различие между ощущениями и функционированием в одной и другой стороне тела. Научиться переворотам для нее было, в сущности, невозможно. Поскольку у Марты не было предплечья, которое можно было бы использовать как рычаг, ей нужно было понять, что ее культя может быть функционирующей частью тела. На неповрежденной стороне я обнаружила сильную зажатость в плече, которая вызвала новые затруднения. Каждой стороне тела требуются своя ориентация и координация. Дети с подобными нарушениями предрасположены развивать одну из сторон, поскольку неполная сторона отсутствует в их представлении о собственном теле. Без дополнительной работы развить подобное представление сбалансированным образом для них бывает практически невозможно и данная тренировочная программа может в этом помочь. Сейчас благодаря нашим занятиям после двух лет работы Марта забирается по лестницам и легко общается. Она чувствует себя комфортно, когда самостоятельно встает.

ЛЕЖАНИЕ НА ЖИВОТЕ

Исследования очень убедительно демонстрируют, что взаимоотношения между структурой и функцией у младенца оказывают влияние на все, что относится к его развитию. Например, новорожденные едва ли могут поднять голову, но когда их мышцы достаточно развиты для того, чтобы эта функция была возможной, они легко поднимают головы и держат их в стабильном положении. Этот кажущийся маленьким шажок в развитии расширяет взаимодействие младенца с его окружением, малыш улыбается больше, когда соприкасается с людьми вокруг себя и пытается установить с ними зрительный контакт.[18]

Родителям чаще рекомендуют класть малышей на спинку, а не на животик, объясняя это профилактикой синдрома внезапной младенческой смерти (смерти в колыбели). Такая практика обычно приводит к тому, что многие дети не развивают мышцы рук, шеи и плеч, поскольку у них нет необходимости поднимать себя при помощи рук. Это, однако, конечно же, не означает, что ребенка нельзя класть на животик в дневное время, когда он находится под присмотром, предоставляя ему возможность развивать мускулатуру верхней части тела и шеи, которые жизненно необходимы для удержания головы и верхней части туловища, ползания и баланса. Все эти новые способности укрепляют связь между младенцем и его окружением. Это просто пример, один из многих, который указывает на то, как неопытные родители нуждаются в системной поддержке, которая обеспечивает необходимое руководство в ряде областей, что помогает им понять и поддержать нормальное развитие своего ребенка.

ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ

Тренинг Child’Space для ведущих проводится в двух форматах:

  • Индивидуальные занятия (родители-ребенок-практик)
  • Групповые занятия (родители-ребенок-ведущий группы)

В ходе групповых занятий мы пытаемся обеспечить соответствующее и качественное развитие. Дети делятся на группы, в зависимости от того, на какой стадии развития они находятся:

  • Перевороты
  • От переворотов к ползанию
  • От ползания к самостоятельному сидению
  • От сидения к стоянию и хождению

Упорядоченные и соответствующие этапы развития обсуждаются и испытываются с помощью движения. Эти обсуждения не остаются в рамках теории; ведущие учатся тому, как объяснить родителям, что поэтапные стадии развития влияют на ежедневные функции. На занятиях даются упражнения, которые улучшают движение и качество движения и стимулируют обучение, чтобы родители могли повторять их дома, играя с ребенком. Родителей обучают использовать в повседневной жизни то, чему они научились; например: как держать и нести ребенка, когда наступает подходящий этап для того, чтобы поддержать ребенка в его попытках сидеть, и т.п.

Один из наиболее важных инструментов, который приобретают родители, работая с ведущими тренинга — это уверенность в распознавании моментов, когда необходимо вмешаться. Наблюдая и вмешиваясь до того, как нефункциональные или компенсаторные движения станут привычными, родители позволяют ребенку освоить сложные функции без задержек и стрессов.

Обучающая программа Child’Space длится 50 дней (300 академических часов).

Учебная программа:

  • Стадии моторного развития от 0 до 3 месяцев
  • Переворот и перекатывание
  • Ползание и сидение
  • Стояние и хождение
  • От гомолатерального движения к контралатеральному (перекрестному)
  • Механизмы баланса в меняющихся полях силы тяжести
  • Контроль за мелкой и крупной моторикой
  • Координация и ориентация
  • Развитие речи и языка
  • Межличностная коммуникация и развитие навыков общения
  • Игра младенца и ребенка
  • Лекции

ЭЛЕМЕНТЫ СИСТЕМЫ И ЕЕ ВЕДУЩИЕ

Эта диаграмма демонстрирует обоюдную взаимосвязь основных действующих лиц. «Нервные связи не развиваются сами по себе, независимо от опыта. По этой причине связь структура-функция не проста. Она опосредована опытом младенца как воспринимающего и действующего в значимом окружении. Значимом для младенцев означает, что они развиваются относительно трех базовых категорий младенческого опыта: опыта самого ребенка (его собственного тела), физических объектов и людей. Эти категории являются нераздельными основополагающими элементами, на которых держится и объединяется мир ребенка.[19]

При работе с ребенком мы должны работать со всеми элементами системы (см. таблицу) как единым целым, учитывая их взаимозависимость.

Системы Действующее лицо Цели
  • Сенсорная
  • Моторная
  • Исследование себя
  • Перцептивная
  • Эмоциональная
  • Познавательная
  • Баланс
  • Координация
  • Ориентация
  • Синхронизация по времени
Родитель и Ведущий Функциональная интеграция
и Функциональное изменение

Многоуровневая система терапии лучше всего достигается с помощью треугольника: тренер – младенец – родитель. Воспитатель и практик действуют как агенты, направляющие младенца к конечной цели – интеграции функции и функциональным изменениям. Во многих случаях только это раннее вмешательство приводит к нормальному и здоровому развитию и предотвращает дисбаланс между элементами системы. Одной из целей тренинга Child`Space является помощь родителям в понимании того, что работа с одним элементом в системе влияет на все остальные, а интеграция всех элементов — это то, что приводит к изменению.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Статистика шокирует. Более 35% детей детсадовского возраста имеют двигательные проблемы и трудности с концентрацией, а также неразвитость мелкой моторики. Эти проблемы мешают в повседневной жизни и препятствуют успехам в школе. Они могут негативно влиять на на самооценку человека в течение всей жизни а, как известно, наше поведение зависит от нашего ощущения неполноценности.

Похоже, что в эпоху, когда на нас обрушивается шквал информации о том, как воспитывать детей, в этом информационном потоке что-то теряется. Современным родителям, особенно тем, для которых этот ребенок первый, не хватает уверенности в собственной компетентности для воспитания малыша. Ведущие тренинга и родители, используя инструменты, полученные на занятиях по программе Child’Space, способны отслеживать развитие ребенка и распознавать, когда что-то идет не так. Хорошо информированные родители – это уверенные родители, их отношение в свою очередь отражается на благополучии ребенка. Ребенок становится спокойнее и увереннее в себе, и это, в свою очередь, укрепляет в родителях веру в их собственные родительские навыки. Все это вместе способствует тому, что повседневная жизнь становится более спокойной, от чего, без сомнения, выигрывают и родители, и ребенок. Ежедневная жизнь – это игровое поле, на котором физические, социальные и эмоциональные проблемы, с которыми ребенок может столкнуться в будущем, можно преодолеть или устранить. Это может произойти только в том случае, если вовремя выявлять задержки в развитии и работать с ними.

На занятиях по программе Child’Space родители получают инструменты для квалифицированного и осознанного наблюдения, эффективной коммуникации и углубленного самостоятельного изучения. Если процитировать одного из родителей: «навык замечать детали, который я приобрел, изменил мое восприятие собственной жизни». Другой родитель заметил: «Я научился быть более терпеливым и толерантным во всех областях своей жизни». Я помогаю им поверить в способность их ребенка находить решения самостоятельно. Родители учатся поддерживать ребенка в его развитии вместо того, чтобы быть контролирующими диктаторами. Родительский инстинкт, который, казалось, был утерян, пробуждается.

ОТЗЫВЫ РОДИТЕЛЕЙ

По окончании каждого сегмента семинара родителей просят заполнить анкету. Вот несколько вопросов и типичных ответов:

1. Каковы были ваши ожидания от семинара?

— Помощь в целях развития моего ребенка.
— Узнать новые стратегии для того, чтобы поддержать ребенка в его развитии

2. Как тренинг помог вам?

— Мы получили ответы на вопросы, которые нас беспокоили
— Этот метод работы с ребенком был интересен для нас и нашего ребенка
— Прекрасный опыт для детей и родителей
— Я стала лучше понимать процесс развития ребенка и его прогресс
— По-другому стала воспринимать потенциал ребенка

3. Что вы открыли для себя в ходе тренинга? Что обеспокоило вас или обрадовало?

— Темы о способах прикасаться, переносить и поднимать ребенка были очень важны для меня, поскольку я мало знала об этом
— Я не понимала раньше, что использование слов, меняющиеся тона голоса и выражения лица, имеют такое большое влияние на развитие личности моего ребенка и наши развивающиеся отношения
— Тренинг очень подходит для малышей и моего ребенка в частности
— Мне очень понравился новый подход, и я узнала, как поддерживать развитие у ребенка двигательной и сенсорной систем
— Я научилась прикасаться к ребенку так, чтобы ему было приятно
— Используя очень простые методы, мы научились успокаивать нашего малыша
— Попрактиковавшись совсем немного, мы научились использовать нежные похлопывания и прикосновения, чтобы менять привычные движения
— При том, что мы обеспечивали ребенку поддержку, его развитие стало частью нашей повседневной жизни, как дома, так и вне его
— Мы научились тому, что ребенка нельзя заставлять что-либо делать. Необходимо ждать его отклика

4. Что вы узнали о своем ребенке, чего не знали раньше?

— Мой ребенок развивается своевременно
— Мой ребенок развивается медленно, и это прекрасно
— Мой ребенок научился получать удовольствие от занятий и через нежные похлопывания он научился расслабляться
— Поддержка, которую мы получили, придала нам уверенность в себе как в родителях
— Мы научились верить в способности ребенка. Мы увидели, что он может оценивать опасность и не боится упасть
— Что каждый ребенок развивается в своем темпе и своим уникальным образом
— Мы стали позволять ребенку знакомиться с другими людьми так, как ему хочется, не вмешиваясь
— Я открыл для себя, что движение освобождает тебя для еще большего движения
— У ребенка нет ограничений

5. Что эти занятия значили лично для вас ?

— Осознавая движения ребенка, я могу предоставить ему больше возможностей для развития
— Я стала более творчески подходить к тому, как я прикасаюсь к малышу
— Участие в тренинге улучшило мои взаимоотношения с ребенком
— Я стала чувствовать себя более уверенно, общаясь с ребенком, и я обнаружила, что правильное взаимодействие влечет за собой положительный отклик
— Каждый урок был событием. На каждом занятии малыш снова и снова удивлял меня

6. Повлияло ли общение с ребенком через прикосновения, которое вы практиковали на занятиях, на другие стороны вашей жизни?

— Мой муж научился по-другому смотреть на ребенка
— Все наши друзья заинтересовались этим нашим опытом
— Я могу поделиться тем, что я узнала, с другими мамами
— Уверенность, которую я обрела, сделала меня более спокойной.
— Я стала четко ощущать последствия физического прикосновения

Литература:

1. Fogel, A. (1995). Relation Narratives of the Prelinguistic Self. In Rochat, P., (ed.). (1995). The self in infancy: Theory and research. Amsterdam: Elsevier.
2. Stern D. (2000). The Interpersonal World of the Infant. Basic Books
3. Bewegung und Lernen-Die Feldenkrais-Methode als Lernmodell (Movement as a Model for Learning)
4. Pickler, A. (1988) Lasst MirZeit; Munchen : Flamm verlag
5. Stern D. (2000). The Interpersonal World of the Infant. Basic Books
6. Bowlby, 1979; Brunner 1990. The Role of Maternal Affect, p.1301
7. Latash, M.L. & Turvey, M.T. (1996). Dexterity and its Development. Mahwah, NJ: Lawerence Erlbaum
8. Reed, E.S. (1996). Encountering the World. Oxford: Oxford University Press
9. Ha’aretz, (2004)
10. Caley-Golley, K. professor of psychiatry, New York University
11. Shelhav. C. (1999). Bewegung and Lernen-Die Feldenkrais-Methode als Lernmodell (Movement as a Model for Learning); Dortmund: verlag modernes lemen
12. Haddars-Algra M Dirks T. (2000). De motorische ontwikkeling van de zuigeling: varlernm selecteren en leren adapteren. Houten: Bohn, Stafleu en Van Loghum
13. Rochat, P. (1995). «Early Objectification of the Self»; Elsevier Science B.V.
14. Lindahl, M. & Pramling Samuelsoon, I. (2002). «Imitation and Variation: Reflections on Toddlers Strategies for Learning,» Scandinavian Journal of Education Research, Vol 46.
15. Rochat, P. (1995). «Early Objectification of the Self»; Elsevier Science B.V.
16. Damasio, A.R. (2003). Looking for Spinoza: Joy, Sorrow and the Feeling Brain. New York: Harcourt Brace.
17. Rochat, P. and Morgan, R. (1995). «The Function and Determinants of Early Self-exploration,» Elsevier Science B.V.18. Van Wulfften Palthe and Hopkins. (1993). Facts of Infancy.
19. Van Wulfften Palthe and Hopkins. (1993). Facts of Infancy.

Оригинал статьи.

Комментирование временно отключено.