Бег и метод Фельденкрайза. Обучающее прикосновение.


Статья из журнала Runner’s World, 1978. Автор: Брюс Холмс, триатлет и марафонец, Фельденкрайз-практик.

Кажется, сейчас я все воспринимаю через призму бега. Почти все, что сейчас происходит со мной либо проистекает от бега, либо так или иначе сводится к нему. Именно через бег я открыл для себя идеи Моше Фельденкрайза и бег развил дальнейший интерес к его методу.

Медицинское название для моей проблемы — «хондромаляция колена», проще говоря, размягчение хрящевой ткани. К сожалению, если назвать проблему каким-либо термином, это совсем не обязательно поможет человеку, столкнувшемуся с ней. Если я пробегу более 50 миль в неделю, мои колени сразу дадут о себе знать. Я вспоминаю случай, когда после такой нагрузки я с трудом мог ходить.

Я обращался к медицинским специалистам за помощью. Как это обычно бывает, терапевт посылает вас к ортопеду, а тот посылает к физиотерапевту… Знающие люди говорили, что у меня жуткая вещь — «плавающая» коленная чашечка. В отдаленном будущем мне возможно поможет биопротезирование, а сейчас мне необходимо заняться упражнениями на квадрицепс. И если они не помогут, что ж, возможно, стоит сделать операцию, которую, очевидно, они рекомендуют всем.

Упражнения на квадрицепс привели к тому, что мои квадрицепсы стали очень сильными, моя спина стала болеть и мой бег ничуть не изменился. На самом деле, дела пошли даже хуже. Проблемы с коленями начали возникать уже на более короткой дистанции. Пару раз я замечал слабый голосок, нашептывающий мне в ухо: «Эй, у тебя есть больничная страховка. Операция не будет тебе ничего стоить. Ты вернешься в строй через несколько дней. Они всегда делают эту операцию и с твоими проблемами будет покончено».

Но операция мне так и не понадобилась. И здесь начинается самое интересное.

«Путь Моше» — это будет звучать, пожалуй, слишком громко. Обычно упоминая метод Фельденкрайза говорят просто об «уроках» или упражнениях. Но если некоторое время побыть рядом с самим Моше, появляется склонность к восприятию метода как настоящего волшебства и желание удариться в поэзию.

Небольшого роста, полноватый, с огоньком в глазах, 72-летний израильтятин по имени Моше Фельденкрайз, возможно, самый мудрый, забавный и завораживающий человек, которого я встречал. Он основатель уникального метода терапии, основанного на выдающихся способностях человека к обучению. Эти выдающиеся способности в конечном итоге и дают нам возможность обучаться неправильно. Мы можем стать пленниками своих глубоко укоренившихся привычек, используя себя неверным образом, отвечая на новые запросы старым, привычным способом, который часто неэффективен, а иногда и вреден.

Работа Фельденкрайза оказала огромное влияние на то, как я бегаю и на то, как я живу. Любому человеку, пытающемуся использовать свое тело умным образом, стоит обратить внимания на этот метод.

Проще всего будет начать с происхождения Моше. Его докторская диссертация была по физике и он был черным поясом по дзюдо, основателем клуба дзюдо во Франции и автором нескольких книг на эту тему. Даже рассматривая его ранние работы, можно увидеть пересечение дисциплин: законы физики, применяемые к работе человеческого тела.

Затем у него был травма колена, как позже оказалось, определившая его судьбу. Доктора зловеще настаивали на операции и никто не давал оптимистичного прогноза. Моше не понравился такой возможный исход и он начал поиск решения проблемы самостоятельно. Он с головой погрузился в нейрофизиологию, анатомию, теорию обучения, биохимию, психологию, антропологию — все, что могло быть хоть смутно применимым. Конечный результат даже отражает период изучения Моше дзен-традиции у доктора Сузуки. И он нашел своего рода решение. Он научил себя, как использовать колено правильным образом и, подумать только, тело смогло излечить себя.

Понимание и выводы, к которым он пришел, были опубликованы в книге «Тело и зрелое поведение» (Body and Mature Behavior). Сейчас, 25 лет спустя, она рассматривается как новаторская для своего времени, но тогда она была практически проигнорирована. И Фельденкрайз отложил свой метод и вновь занялся физикой. Но на этом дело не закончилось. Друзья стали приходить к нему по поводу своих проблем, информация стала распространяться.

В конце концов, Моше оставил физику и в возрасте 50 лет стал «шарлатаном». Вы можете себе представить бедную еврейскую маму, чей сын, блестящий физик, ни с того, ни с сего оставляет все ради какой-то таинственной работы, определенно неодобряемой медицинским сообществом? И хотя сейчас Фельденкрайз использует слово «шарлатан» не без удовольствия, можно почувствовать, что так было не всегда. Прошло немало лет распространения метода до тех пор, пока он не стал признаваться медицинскими и академическими кругами.

Если оглядываться назад, все его выводы кажутся теперь такими очевидными. Наши мышцы не могу функционировать никак иначе, как через команды от нервной системы. Занимаясь спортом, мы не столько тренируем наши тела, сколько наш разум: не рука учится, как правильно бить ракеткой по теннисному мячу, вместо этого мозг разучивает комплексные серии нейроимпульсов в рамках определенного паттерна и временного промежутка.

То, как мы двигаемся или держим себя — это широкий набор нервных импульсов, являющихся частью нормального функционирования мозга (состояния, которое включает в себя комплекс эмоций, мыслей, сенсорных впечатлений, пространственной и временной ориентации). Измените способ вашего движения, и вы на самом деле измените ваш разум.

* * *

В тот период когда я столкнулся с проблемами с коленями, институт Гуманистической психологии организовал приезд доктора Фельденкрайза в Америку для проведения трехлетней программы обучения Функциональной интеграции. На то время он успел обучить только небольшую группу учеников, и пришло время передавать свои знания другим. Когда я подавал заявление на прием, я не мог не вспоминать историю самого Фельденкрайза и его знаменитую травму колена. Может быть, я смогу найти решение своих собственных проблем.

Лето 1975 оказалось одним из самых радостных для меня. Шестьдесят пять человек собрались в Сан Франциско для первых трех месяцев обучения. Мы проводили утренние часы на полу, выполняя уроки Фельденкрайза: легкие, мягкие исследования собственного осознавания; изучая пути, которыми мы ограничиваем себя, и выходя за их пределы.

«Люди используют всего 10% своих способностей», — любил говорить Моше.

Думаю, временами мы выглядели как шумная толпа начинающих акробатов, радующихся моментам, когда наша гибкость улучшалась, до тех пор пока Моше не возвращал нас обратно на землю. «Это не имеет значения», — говорил он. «Это всего лишь маленький подарок, но смысл не в этом».

«Был ли Ньютон гибким? Никто не знает и никого это не волнует. Гибкость не имеет значения. Гибкость ума — вот что важно».

До, во время и после упражнений Моше рассказывал лекции вперемешку с шутками, настаивая на том, что если процесс не доставляет нам радость, мы не сможем ничему научиться.

После обеда была работа с клиентами на столе. Мы должны были стать настолько чувствительными, чтобы по прикосновению к другому телу смогли бы почувствовать, что именно пошло не так, и своими руками помочь другому испытать более оптимальный способ функционирования.

«Это как танец», — объяснил как-то раз Моше, показывая как он вальсирует с воображаемым партнером. «Если найдется девушка, умеющая танцевать, вы ей понравитесь и она захочет с вами потанцевать, она возьмет вас за руку и вдруг вы сможете танцевать также как и все остальные. Двое становятся одним телом, двигающимся вместе. Мы должны наладить этот двухсторонний, очень тонкий контакт, так что человек почувствует, что вы направляете его туда, куда он сам не сможет прийти».

Моше Фельденкрайз, функциональная интеграция

У меня самого был такой опыт. Изучая народные танцы с партнером, который был действительно уверен в своих движениях, я внезапно сам стал красиво двигаться и при этом не мог точно описать, что я делал.

То понимание нервной системы, до которого дошел Моше, имеет свое применение от восстановления людей, перенесших инсульт или рассеянный склероз (нет, метод не сможет вылечить, но сможет помочь людям, страдающим от болезни, двигаться легче) до атлетов, которые пытаются улучшить свои результаты.

Итак, мы подошли истории о хондромаляции моих коленей и моему собственному опыту метода.

Через несколько дней после начала тренинга я сидел рядом с Фельденкрайзом, представился и, попросив его простить мое вторжение, пустился в детальное описание плавающей коленной чашечки и моей одиссеи в медицинских кругах. В процессе моего рассказа выражение его лица становилось все более пренебрежительным и нетерпеливым, пока, наконец, он меня не перебил.

«Чушь! Твои колени болят, потому что ты не знаешь, как бегать. Твои ступни работают неправильно. Ты неверно двигаешь коленями. Твои аддукторы (приводящие мышцы) напряжены. Твой таз не вращается. Твоя спина напряжена, у тебя вообще нет движения между первым и вторым поясничными позвонками».

Я был потрясен. Мои ошибки, казалось, были бесконечными. И откуда только он мог все это знать? Он дал понять, что было чудом то, что я не был прикован к инвалидной коляске. Он закончил свое перечисление скорбным «слабые квадрицепсы», глядя в потолок. Иногда казалось, что он не мог вынести слишком большую тупость людей этого мира.

После занятий с Фельденкрайзом в моем состоянии начали происходить изменения. Моя спина медленно начала расслабляться и я начал работать над вращением моих бедер. Однажды мне объяснили, что я описывал кривую наружу левым коленом каждый раз, когда выносил его вперед. Бегая в тот вечер, я концентрировал все свое внимание на этом колене, наблюдая как можно менее критично, его позицию во время выноса ноги вперед.

— «Вот дуга».
— «Лучше».
— «Слишком сильно внутрь».
— «О, вот так».

К концу дистанции я мог до сантиметра определить, выносится ли колено вперед прямо или нет. И я открыл мощный инструмент — осознавание.

Ощущая, исследуя, экспериментируя со своим шагом, я смог избавиться от лишних движений. Одним из центральных моментов упражнений Фельденкрайза является то, что если вы уделяете внимание движению, тонус и качество изменится. «Внимание, внимание, внимание», — написал как-то раз мастер дзен, когда его спросили о мудрости. Медитация и метод Фельденкрайза могут быть определены как удаление ненужных привычек из вашей жизни.

Как-то в другой раз один из ассистентов Фельденкрайза заинтересовался моей ступней и прокомментировал: «Смотри, у тебя очень высокие своды и кости ног направлены вниз через внешние края стоп, именно они несут весь вес. Ты теперь все время так ходишь» — «Я? Но то, как созданы мои ноги, это не моя ошибка». — «А чья же еще? Ты сгибаешь свои ступни в дугу. Без напряжения они были бы гораздо ниже. По какой-то причине ты научился держать ступни таким образом. Ложись на стол».

И начались чудеса. Сейчас я понимаю, что тогда происходило, но в то время все это казалось мне очень странным. В течение следующих 30 минут мои ступни тянули, толкали, дезориентировали и совершали другие манипуляции. Если формулировать более точно, за счет работы с практиком моя нервная система переобучалась и конфигурация моих стоп медленно изменялась, принимая свою естественную форму.

Когда после процедуры я встал, то потерял присутствие духа. Это были не мои ноги. Своды стоп были нормальные, кости ног упирались точно в середины стоп. Ходьба казалось странной и даже немного нестабильной, как будто я делал что-то неправильно.

Позже на той неделе во время бега изначальное напряженное положение стоп опять вернулось ко мне. Вдруг я опять стал молодым, представляя себя бегущим как индеец: сильным, неудержимым, выносливым. В моей голове отложилось, что индейцы бегают, поджав пальцы ног, вот и я так бегал — поджав пальцы и выгибая ступни вверх.

Результат переобучения был впечатляющим.

Моя проблема с коленом исчезла. Я существенно увеличил пробегаемую дистанцию без каких-либо напряжений. Я бегу быстрее, чем бегал когда-либо раньше. К тому же, размер обуви у меня увеличился с 43 до 44 за счет того, что стопа распрямилась.

Я пришел к выводу, что правильный стиль — это действительно важно. Сейчас я наблюдаю за ошибками моих друзей, и мне порой хочется что-нибудь сказать им на эту тему (пока что я держу рот на замке, предпочитая медленных друзей быстрым врагам).

Я понял, что высокий захлест ноги назад — это просто потеря времени и энергии. Большой подъем ноги от земли с каждый шагом на долгий период оставляет вас без опоры и для этого совершается ненужная работа. Как ваши квадрицепсы смогут свободно сократиться для подъема колена, если задняя поверхность бедра будет им в это время противостоять? Не сгибайтесь в пояснице. Сгибайтесь в лодыжках. Направляйте движение бедрами и позвольте телу свободно и вертикально держаться над ногами. Не зажимайте бедра. Небольшая плавность в них может помочь вам посылать колени вперед. С другой стороны, такое движение тоже можно делать слишком усердно. Если ваши локти отогнуты слишком сильно в стороны, ваш таз будет вращаться слишком сильно. Вам это тоже не нужно. И не пытайтесь сделать ваш шаг длиннее. Если ваша ступня приземляется, когда нога полностью распрямлена, вы будете на каждом шаге тормозить против силы, несущей вас вперед. Более короткий шаг может быть более эффективным. Приземляйте ногу, когда колено находится над ступней.

Я думаю, лучшим советом будет начать осознавать, что вы делаете.

Лето 75 года было для меня удивительным опытом. Бег, казалось, абсолютно не требовал усилий. Я был окружен 65 замечательнейшими людьми, которых я когда-либо встречал. И всегда рядом был Моше, заставляя нас смеяться, направляя во время уроков, хмурясь над нашей глупостью, рассказывая истории, совершая чудеса своими руками. В конце концов я полюбил этого пожилого человека, его доброту и его недостатки. Я ушел с философией жизни и проблесками того, что же все это значит. И большим пространством для дальнейшего изучения.

К списку статей

Комментирование временно отключено.


 
© 2017