Вопросы — и уклонение от полных ответов на них | Моше Фельденкрайз. Случай с Норой


Предыдущая глава

Теперь, когда вы прочитали об этом приключении в таинственных джунглях повседневных действий мозга, у вас, безусловно, появился не один вопрос или возражение к моей истории. Я обещал вам, что я отвечу на вопросы, но более кратко, чем во время своего рассказа. Я готов — пожалуйста, спрашивайте!

Вопрос: в какой-то момент вы сказали нечто подобное: «Я видел, что проблема находится где-то выше в мозге». Что вы имеете в виду под «выше» в данном случае?

Ответ: Закон Джона Хьюлингса Джексона гласит: нервные функции, которые развиваются последними, разрушаются первыми. Это так применительно к каждому индивидууму в отдельности, а также к виду в целом. Так, если человеку в результате аварии нанесен удар и тот потерял сознание, он забудет последние минуты до происшествия и не будет способным рассказать об обстоятельствах того, как это произошло. Если травма серьезная, он может забыть последние несколько лет до этого, но вспоминать свое более раннее прошлое. Иногда он может забыть все языки, которые он знал, за исключением своего родного. Джексон утверждал, что чем раньше функция мозга образовалась в результате эволюции, тем ниже она расположена, если рассматривать всю нервную систему, расположенную вертикально, как когда человек стоит. Спинной мозг развился раньше, чем высшие центры. Таламус, являющийся центром эмоций, развился раньше, чем передние отделы мозга. Это в качестве иллюстрации принципа.

Каждый новый результат развития, который в действительности лежит на старой структуре, может затормозить низшую функцию. Тогда низшая функция выполняется еще более гладко, более градуированно. Элементарная проводимость в нервах на низком уровне или сокращение мышечных волокон действует по принципу «все или ничего». Градация активности достигается посредством высших центров. Высшие слои могут также возбуждать низшие структуры. Тромб в мозге может вызвать спастический паралич или атонический паралич, в зависимости от «высоты» тромба. В первом случае был разрушен тормозящий слой; во втором, был поврежден возбуждащий.

Не так много десятилетий назад изучение физиологии мозга часто состояло в нахождении того, какой слой мозга необходимо отрезать, начиная с верхнего, чтобы вызвать изменение в поведении животного. Это называлось препарирование. Так, убирая слой за слоем, до тех пор, пока не было отрезано красное ядро, скажем, у кота, сначала его ноги становились неожиданно сильными, затем его лапы становились мягкими, без тонуса. Когда большая часть мозга была отрезана, проявлялась децеребрационная ригидность, когда лапы распрямлялись с невероятной силой, такой, что становилось практически невозможно согнуть лапу, не повредив ее.

В этом смысле использовались выражения «высшие центры» и «низшие центры». Но, пожалуйста, не спрашивайте, где находится красное ядро. Посмотрите в атласе мозга или книге по анатомии. Вы также сможете узнать, что оно делает, но вам придется чуть-чуть поработать для этого.

Вопрос: Вы сделали акцент на разнице между восстановлением у Норы способности писать и воссозданием той же способности. Как вы можете воссоздать способность?

Ответ: Способность образуется в результате тренировки структуры до тех пор, пока не приобретается умелое функционирование. Сначала способность недоразвита и нет уверенности в ней. В надлежащий срок и с достаточными вариациями способность становится навыком. За это время задействуется большое количество клеток нервной системы. Когда изученное действие не может быть выполнено как раньше, не функционируют только некоторые из клеток, которые были необходимы для его умелого выполнения. При этом может быть множество клеток, которые являлись вспомогательными для осуществления навыка. В некоторых случаях возможно завершить дифференциацию вспомогательных деталей для выполнения навыка, хотя обычно новым образом. Это и есть воссоздание чего-либо, а не восстановление навыка до состояния, каким он был ранее.

Вопрос: Вы сказали, что при планировании восстановления было важно оценить возраст, до которого регрессировала функция. Пожалуйста, прокомментируйте.

Ответ: Если кто-либо находится без сознания, нет смысла разговаривать с ним. Он регрессировал до возраста, намного предшествующего речи. Бесполезно пытаться научить танцам человека, не умеющего ползать на всех четырех конечностях. Его сначала необходимо научить ползать, ходить, бегать до того, как учить танцевать. Это в общих чертах отвечает на ваш вопрос.

Вопрос: Что вы имеете в виду, говоря: «Попробуйте не думать словами»?

Ответ: Если вам сказали, что кто-либо не может чего-то сделать, логически нет ничего, что вы бы смогли с этим поделать. Каждый диагноз, выраженный словами, останавливает ваш мозг от того, чтобы начать думать самостоятельно. Если слова утверждают «неизлечимый», ситуация не изменится от того, что вы скажете «излечимый». Но если вы будете использовать ваши способности восприятия смотреть, учиться, слушать и прикасаться, вы можете найти новые данные, которые позволят вам найти, что вы можете сделать, чтобы помочь.

Вопрос: Ваши упоминания об абстракциях обычно носят негативный характер. Пожалуйста, прокомментируйте.

Ответ: Большинство существительных — это символы. «Стул» — это символ, так как он не идентифицирует ни один из сотен тысяч различных предметов мебели, на которых человек может сидеть. Кроме того это абстракция, так как в концепции «стула» нет ничего конкретного. Нет ничего плохого в абстракциях до тех пор, пока мы соглашаемся, что слова используются главным образом или исключительно для коммуникации.

Когда такие слова как «ориентация» и «бессознательное» были сформулированы, они использовались, чтобы обобщить или сократить детальное описание концепции. Однако со временем, по мере увеличения использования и знакомства с термином, слово стремится стать вещью — чем-то, что существует. Слово «бессознательное» давно перестало описывать сложное целое и стало вещью.

Когда вы думаете или говорите о чем-то, кто это делает? Вы или ваше бессознательное? Простого ответа нет. Требуется длительное пояснение различных уровней абстракций «вас» и «бессознательного». Все используют абстракции, но человек не знает что делать, когда «равновесие» или «ориентация» оказываются нарушены. Что делает человек, чтобы восстановить равновесие у пациента, страдающего от атаксии (расстройства координации движений)? При атаксии нет «нехватки» или «отсутствия» равновесия. В таких случаях для большей конкретики более полезны детали понятий атаксии и равновесия, из которых данные абстракции были изначально выведены. Говоря коротко, абстракции делают мышление притупленным и дезориентированным.

Вопрос: Не могли бы вы прояснить отношение ориентации и осознавания тела?

Ответ: Я рад, что вы задали этот вопрос, так как смогу удивительным образом проиллюстрировать предыдущий ответ. Оба слова являются абстракциями, и до тех пор, пока я не думаю о действиях, из которых эти понятия были выделены — и которые они сейчас обозначают — ничто не может сказать мне о том, какое из понятий является более общим.

Дерево ориентирует себя, каждый живой организм ориентирует себя и человек ориентирует себя. Никто из них не нуждается в осознавании, чтобы делать это. Осознавание тела позволяет нам знать, [что] мы ориентируем себя. У человека сложность еще большая, так как младенец ориентирует себя также как это делает животное, но человек знает, как оказаться «в этом положении» и «в определенное время».

Вопрос: Рассматриваете ли вы все абстракции с тем же отношением, что и те, что касаются человека?

Ответ: Да. Возьмите, например, «скорость». Можете ли вы увеличить или уменьшить скорость? Никто не может ничего сделать с абстракциями, такими как скорость, ориентация и т.д. Человеку нужно знать, скорость чего должна быть изменена. Можно изменить скорость велосипеда, машины и так далее, но нельзя изменить скорость света, или ускорить Землю или Солнце. Аналогично, нельзя исправить ориентацию до тех пор, пока неизвестно, чья это ориентация и с каким конкретно дефектом мы имеем дело. Могут быть проблемы с полукружными каналами. Могут быть различные повреждения в обеспечении обратной связи в нервной системе и много что еще может быть не так. Знакомые слова часто внушают нам самоуспокоение и в таких случаях затрудняют конструктивное мышление.

Комментирование временно отключено.